Первая премия

Первая премия

Небоскрёб, но не нависающий над окружающим миром в виде пика скалы, или древней античной колонны, или того самого атланта, что подпирает и «держит небо на каменных плечах», а заваленный на бок, будто какой гигант или Илья Муромец с Алёшей Поповичем и Добрыней Никитичем взялись и положили его параллельно стрелке Варшавского шоссе.

Уже как две с половиной недели Денис каждое утро прилежно ходил сюда трудиться. Это было первое в его жизни место работы. Цех, что располагался в одном из корпусов некогда принадлежавших функционировавшему в советское время научно-производственному заводскому гиганту, развалившемуся вместе с распадом СССР, стал для него на летнее время родным домом. Каждый рабочий день молодой человек выходил из дверей своей квартиры ровно в 8 часов 20 минут утра, отмерял колёсным стуком метро шесть остановок, поднимался на поверхность, пересекал по подземному переходу Варшавское шоссе, проходил по временному пропуску проходную, оставшуюся ещё с «тех самых» времён, и попадал на территорию бывшего завода. Перед ним распахивались ворота, за которыми расположилась огромная территория с гигантами-зданиями, утопающими в зелени старых яблонь, что высаживались несколькими предыдущими поколениями.

У входа в нужный ему производственный корпус традиционно курили мужики, лениво обмениваясь словами и провожая всех проходивших мимо оценивающими взглядами. «Это студент пошёл», – слышалось Денису за спиной пренебрежительное растянутое слово – «Подмастерье» – словно махали на него «курильщики» руками.

«Ничего… то ли ещё будет», – успокаивал молодой человек сам себя. Затем и «курильщики» подключались к этому, когда Денис уже не мог их слышать: «Сейчас он подмастерье, а через лет пять будет здесь начальником. Вот у тебя, Борь, какое образование?» «ПТУ», – отвечал рябоватый Борис, щуря от ползущего по небосводу солнца глаза. «У него высшее будет». «И что?» – не унимался Борис, перебивая своего собеседника, – «Пусть он сначала доучится, там и поглядим. Знаем мы таких. Они учатся, учатся, потом, глядь, в армию идут после сессии», – сопровождал остроумную, как ему казалось, шутку мощным раскатом хохота.

Диалог будто бы оживал не только в устах «курильщиков», но и летел у Дениса за плечами, спускался вслед за ним по лестнице в подвальный этаж и врывался вместе с ним в помещение, которое арендовала фирма, где Денис числился. Помещение было заставлено очистными фильтрационными установками – продукцией предприятия. Ради этой продукции Денис и пошёл работать летом. Цель его была: изучение процессов очистки воды от примесей на практике, а не в теории.

– Привет, – поздоровался молодой человек с кудрявым, низкорослым, широкоплечим среднего возраста мужчиной, что был одет в белую навыпуск рубашку с коротким рукавом, чёрные брюки, чёрные лакированные ботинки. Мужчина стоял чётко в центральной точке цеха, уперев руки в бока, и внимательно изучал склейку фитингов на очередной установке. Это Андрей – ведущий инженер фирмы.

– Я опоры для моста под лёгкое метро в Бутово разработал, – рассказывал Андрей Денису при первой их встрече.

– Это белые такие, плитами? – уточнял студент, представляя у себя в голове метромост, по которому каждое утро его вёз поезд.

– Это те, которые паруса напоминают.

– Они на паруса не похожи. Больше фужеры под шампанское напоминают.

– Это потому что у тебя воображение плохо развито, – выносил вердикт инженер.

Вот ровесник Андрея – высокий, сухощавый, блондинистый мастер Роман, постоянно что-то выискивающий в цехе, то ключи, то шурупы, то болты, то фитинги для установок. Он был одет в старую потёртую спецовку с надписью «Энерго» на спине и фирменные рабочие штаны.

– Ты в каком институте учишься? – спрашивал он Дениса.

– В Энергетическом.

– Я Авиационный закончил.

– Как ты здесь-то оказался? – интересовался молодой человек у мастера.

– Временно пришёл. Работы по специальности не было. Скоро обязательно уйду, как дельное что-нибудь подыщу.

– Он уже так лет пять говорит, – вставлял свои «пять копеечек» Андрей.

***

Спустя пару минут после Дениса мимо «курильщиков» к входу в цех, затем по длинному коридору с высокими потолками, по лестнице в подвальный этаж и, наконец, к дверному проёму, ведущему в помещение, где базировалась фирма, проходил пожилой высокий человек с пышной седеющей шевелюрой, с ровной подстриженной бородкой и усами. Образ его дополняли светлые брюки на кожаном ремне, светлая кремовая рубашка, галстук, серого цвета мокасины. В руке мужчина нёс портфель до отказа набитый бумагами. Он ни на кого не обращал внимания, глядел строго перед собой. Если кто-то с ним умудрялся поздороваться, то мужчина сдержанно кивал ему в ответ и продолжал свой путь.

– Вот, действительно, начальник, – говорил вслед «барбадосу» Борис, – Валерий Афанасьевич – руководитель фирмы «Энерго». Здесь его все знают. А ты мне какого-то студента суёшь! – продолжал «рябоватый» доказывать свою правоту собеседнику.

– Он тоже когда-то был студентом, – возражал собеседник Борису.

Так они неспешно курили, перебрасываясь словами, словно валанчиком. Меж тем, день вкатывался в рабочую фазу.

***

– Привет! – ответил Андрей Денису рукопожатием, после того как «подмастерье» бодрым шагом ворвался в цех.

– Чем сегодня будем заниматься? – с азартом интересовался молодой человек.

– Как обычно, будем работать, – сдержанно отвечал инженер.

– У тебя спецзадание есть, – дополнил Андрея Роман, роясь в очередном ящике с инструментами.

– Какое? – повернулся к нему Денис.

Рома только и успел в раздумьях почесать то место, которое находится чуть ниже поясницы, а Андрей – открыть рот, для того, чтобы дать ответ на заданный студентом вопрос. Но ни ответа инженера, ни, тем более, ответа мастера не понадобилось.

– Мы переезжаем в более просторный цех, – пояснил за них, вошедший в помещение, Валерий Афанасьевич, – Ты, Денис, – при этих словах директор указал пальцем на молодого человека, стоявшего к нему уже в пол оборота, – Займёшься тем, что будешь стелить доски на стеллажи в новом помещении. Там нужно будет сделать полки для фитинга, соединений и прочего расходного материала… Как? – спросил начальник после небольшой паузы, следовавшей в его речи, – В самый раз спецзадание?

«Опять мимо установок», – пронёсся у студента в голове порыв разочарования. За эти две с половиной недели «подмастерье» ни разу к установкам допущен не был и единственное, что он успел изучить, пребывая в просторах цеха – это очередной учебник теоретического специализированного курса, гласивший: «Обратноосмотическая мембрана имеет размер пор порядка 10-10 метра и уже…»

– В самый раз, – без особого задора протянул в ответ Денис.

– Вот и хорошо, – кивнул ему «барбадос», – Молодец!

***

Перед взором Дениса раскинулся «фронт работ», что обозначил ему Валерий Афанасьевич на ближайшие дни. По стенам просторного помещения тянулись металлические остовы стеллажей. Молодому человеку предстояло заполнить эти остовы деревянным покрытием, которое будет играть роль полок. Под деревянное покрытие стеллажей «подмастерье» должен использовать доски, сложенные здесь же в кучу, посередине цеха. Проблема состояла в том, что доски были разной длины, разной ширины и частично не подходили для данной роли. Поэтому, чтобы решить обозначенную проблему, Рома выдал Денису электрический лобзик, затем они вместе оборудовали рабочее место, притащив в цех стол и протянув к нему электрическое питание из старого цеха. Следом дверь за Романом закрылась – он ушёл по своим делам, то ли курить, то ли продолжать рыться в ящиках. Дениса же, при взгляде вокруг, сковала тоска зелёного цвета:

– Работы выше крыши.

Жужжал лобзик, летела стружка от распиливаемых досок. Студент был с ног до головы ею покрыт: и волосы, и лицо, и руки, и рубашка, и штаны. На рабочем столе лежала «эталонная» доска, по которой молодой человек отмерял размер всех остальных досок. После замера «подмастерье» аккуратно по линейке карандашом очерчивал место, где пройдёт пилка лобзика, и принимался помещать деревяшку в требуемые границы. Остовы стеллажей постепенно заполнялись, студент шаг за шагом приближался к обеденному перерыву. В полдень, дымя сигаретой, зажатой в плотно сжатых губах, зашёл Роман. Мастер внимательно оглядел проделанную студентом работу и цыкнул зубом, одобряя увиденное зрелище. Дождавшись, пока лобзик победит очередную деревянную твердь и в помещении воцарится тишина, он размеренно проговорил: «Прервись. Весь посинел от упорства. Пошли обедать!»

– Он там уже один стеллаж доделать успел, – сообщил Рома Андрею, приведя Дениса обратно в старый цех.

– Ну и какую я тебе работу завтра давать буду? – обратился с претензией инженер к молодому человеку, – Сбавь обороты.

– Чем тогда заняться?

– Иди, вон, книжку почитай, – кивнул Андрей на всё тот же учебник.

После обеда Денис, сидя на стуле рядом с установкой, пропускал через себя строчки учебной книги. «Рассмотрим систему сообщающихся сосудов, наполненных водным раствором некой примеси А. Концентрация примеси А в левом колене равна С1, концентрация в правом колене – С2», – писал автор. «Концентрация примеси А в левом колене – С1, концентрация в правом колене – С2», – строчки усваивались плохо, поэтому молодому человеку приходилось их вновь и вновь повторять, – «Концентрация примеси А в левом колене…», – «Так, это я уже читал… дальше… По условию величина С1 больше величины С2 …С1 больше… Сосуды разделены полупроницаемой мембраной, …мембрана полупроницаемая… поры которой не пропускают молекулы и ионы примеси А, но пропускают молекулы и ионы воды», – Денис останавливался, чтобы осмыслить прочитанное, затем снова повторял те же предложения – «Повторение – мать учения!»

«Если к системе не прикладывать никаких внешних сил, то при описанных выше условиях в сосудах будет происходить переток молекул и ионов воды из правого колена в левое… В сосудах будет происходить переток молекул и ионов воды... Переток будет происходить до тех пор, пока в коленах не установится некая равновесная концентрация примеси А, равная С3. Описанный выше процесс перетока носит название процесса прямого осмоса…»

Слова с трудом складывались в фразы в голове молодого человека. Строчки приходилось перечитывать заново по несколько раз, чтобы понять мысль, которую пытался донести до читателя автор книги. За окном дышало лето и после окончания сессии мозг отказывался работать, выдав себе билет в отпуск вплоть до сентября. Зато горели желанием работать руки. «Ну что граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы, кто хочет поработать?»

Честно осилив ещё пару коротких абзацев учебника, студент сумел улизнуть в помещение нового цеха, с целью продолжить прерванную вторжением Романа работу.

Вновь жужжал лобзик, вновь летела стружка, плотной завесой стояло над помещением облако древесной пыли. Шаг за шагом остовы стеллажей превращались в полки для расходного материала, будто какой волшебник взмахивал своей маленькой палочкой и приговаривал для пущей важности: «Абракадабра!» У Дениса всё «горело» в руках, в груди что-то восторженно пело, но крадучись, шепотом, чтобы никто не услышал. Молодой человек совершенно потерялся во времени и когда громом стукнула входная дверь, первое, что пришло Денису в голову, было: «Опять за книги посадить хотят». На этот раз на пороге появились Андрей и Роман вместе. Инженер критически огляделся вокруг, дождался пока лобзик закончит жужжать, и задал вопрос, предваряя его саркастическим восклицанием:

– Стахановец! Передовик производства! Ты домой то собираешься идти?

– Который час? – пропустил молодой человек колкий эпитет мимо ушей.

– Половина седьмого, – сверился Андрей с наручными часами.

Да, действительно, свет, попадавший с улицы в помещение цеха, значительно потускнел – вечерело. Пора было собираться. На завтра от всего громадного объёма работы оставалось каких-то полтора стеллажа.

– Завтра закончу, – произнёс Денис, мимоходом прибирая рабочий стол.

– Да уж, – продолжал ехидничать Андрей, – Завтра точно управишься. Дальше чем прикажешь тебя загружать? Пока у меня работы для тебя нет.

– Может быть, к установкам допустишь? – с надеждой в голосе протянул студент.

– Нет, – отрицательно покачал головой инженер, – Афанасич пока не позволял.

 «Афанасич» позволил спустя пару недель, так что мечта Дениса сбылась, но не сразу.

***

Молодой человек уже как месяц ходил работать в «небоскрёб, заваленный на бок». Здание всё также лежало параллельно стрелке Варшавского шоссе. Всё также, каждый рабочий день Денис выходил из дверей своей квартиры ровно в 8 часов 20 минут утра и отмерял колёсным стуком метро шесть остановок. Всё также, доехав до нужной станции, студент поднимался на поверхность, пересекал по подземному переходу Варшавское шоссе, проходил по временному пропуску проходную, и попадал на территорию бывшего завода. Те же гиганты-здания заполняли огромное пространство, та же зелень старых яблонь шепталась под дуновением лёгкого утреннего ветра. У входа в нужный Денису корпус, всё также, традиционно курили мужики, лениво переговариваясь и провожая всех проходивших мимо оценивающими взглядами. «Стабильность – признак мастерства».

– Мне тут Рома, знаешь, что рассказал? – кивнул вслед студенту рябоватый Борис, когда Денис уже скрылся в темнеющем входном зёве корпуса.

– Этот студент твой, – продолжил Борис, не дожидаясь ответа собеседника, – «Стахановку» устроил.

– Какую ещё «стахановку»? – заинтересовался собеседник.

– Вот какую. Помнишь цех, куда «Энерго» переехали?

– Ну…

– Не нукай. Студент твой настрогал досок на весь этот цех. Теперь там по всем стенам полки… За пару дней настрогал…

– Молодец студент!

– Ты дальше слушай… Ему Валерий Афанасьевич пятьсот рублей премии дал…

– Видишь, и премию получил… Молодец студент!

– Пятьсот рублей?! Да я бы и за две тысячи этого делать не стал. Дурачок твой студент!

– Ну, это ты бы не стал…

– Любой бы не стал. Так что молодец не студент твой, а Валерий Афанасьевич. Я же говорю – настоящий начальник. Знает, как и где сэкономить!

Комментарии

Комментариев пока нет

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Статьи по теме: